Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №1, Февраль 2017
« Вернуться к журналу  

Работа должна быть частью тебя

Свою жизнь МИХАИЛ КОРНЫШЕВ с туризмом связывать не планировал, но, кажется, был рожден для этой профессии. В интервью «ТБ» он откровенно рассказывает о себе, своих жизненных принципах и своем любимом месте работы – компании «НИКА».

 

Михаил, с чего начался ваш путь в сфере туризма?

В детстве я мечтал стать музыкантом и одиннадцать лет посвятил этому ремеслу. Все ожидали, что я поступлю в консерваторию, но однажды – я тогда еще учился в школе – визит гостей, а именно экскурсовода с 20-летним стажем, изменил мою жизнь. Услышав много профессиональных историй, интересных и смешных, как это обычно бывает в дружеской компании, я «загорелся» этой работой.

Я стал посещать кружок юных экскурсоводов, а в 1991 году, окончательно «отложив» музыку, пошел работать в Бюро путешествий. Туристическая деятельность началась с маршрутов выходного дня. В числе «моих» направлений одно время была Прибалтика, в какой-то год Крым, Сочи, Байкал, даже Дальний Восток с Камчаткой, поездки по «ленинским» местам… Нас называли методистами: мы составляли программы туров, делали калькуляции, следили за обслуживанием туристов. Каждый из нас добавлял в программу свои изменения и «изюминки», которые потом обсуждались с партнерами, причем не по электронной почте, как сегодня, а по почте, телеграфу и телетайпу.

Мы все дружили и помогали друг другу. Было неважно, откуда ты: из Санкт-Петербурга, Москвы, Красноярска, Тулы или, скажем, Спасска-Дальнего. Начало 1990-х годов – это время, когда еще многое нужно было «доставать»: билеты на самолет или поезд, номера с удобствами. Именно тогда у меня образовался большой круг контактов. Многие из «тех» людей работают в туризме до сих пор. Все мы прошли очень хорошую школу – школу ответственности за свои поступки. Этим принципом я руководствуюсь и сегодня.

Так произошло мое становление в туризме. Со временем я понял, что для продолжения работы мне не хватает образования. Не хватает таких знаний, которых нет ни у моих преподавателей, ни у моих коллег. Поэтому я учился за рубежом и получил специальность гостиничного менеджера. Но гостиницы мне мало: это свой, очень интересный мир, но все-таки ограниченное пространство для деятельности.

В компанию «НИКА» я вкладываю не только знания, но и душу, сердце и, наверное, всю свою жизнь. Я убежден, что именно поэтому она успешна, существует более двадцати лет, не меняя ни названия, ни адреса, и все время продолжает удивлять клиентов новыми продуктами и подходами.

 

Инкаминг в Санкт-Петербурге, туры на поездах, круизы в самые экзотические страны мира… Как и почему менялись направления деятельности «НИКИ»?

Любая компания не может существовать в отрыве от экономической ситуации, этим и объясняются наши действия. В свое время «НИКА» одновременно с первыми автобусами «Невы» возила туристов в Финляндию и Швецию на два-три дня. Затем сфокусировались на приеме в Санкт-Петербурге, а после кризиса 1998 года стали организовывать недорогие поездки за рубеж. Мы открывали для россиян Румынию, делали недорогие туры в Болгарию. Мы были одними из первых, кто стал возить туристов в Таиланд. Тогда еще не было чартеров, не было даже беспосадочного перелета из Москвы. Туристы летели из Санкт-Петербурга в Бангкок через Хельсинки. Одно время мы даже держали ежедневные блоки мест.

В начале 2000-х годов экономическая ситуация в стране стала улучшаться, и мы предложили туристам путешествия по Европе на поезде. В то время было много авиакатастроф, и люди боялись летать на самолете, поэтому наш продукт оказался востребован. К поездам в Европу добавили поезда по Европе. Почему сейчас они практически ушли из нашего ассортимента? Самолеты стали современными и безопасными, при этом стоимость авиаперевозки заметно снизилась по сравнению с железнодорожной.

Мы никогда никого не копировали. Около двенадцати лет назад задумались о круизах по рекам Европы. Продукт в России был совершенно не востребован. Сначала мы предлагали круизы индивидуальным путешественникам, но продаж было совсем мало. Я сказал: «Это не тот формат». И мы зафрахтовали теплоход, полностью его русифицировали, вышли на рынок с полноценным турпакетом, в который помимо собственно круиза была включена вся экскурсионная программа, трехразовое питание и трансферы. И знаете, что интересно? В первые два года порядка 80–90% наших клиентов составляли люди, которые раньше никогда не бывали на теплоходах. Многие бабушки и дедушки мечтали увидеть Дунай или Сену, но не путешествовали из-за страха, чувства беспомощности, которое возникает в другой стране, если ты не знаешь языка. Круиз им подарили дети или внуки.

Придя на этот рынок, мы никому не составили конкуренции, мы привели абсолютно новых туристов. И если после пяти лет работы мы говорили, что в наши круизы возвращается 80% клиентов, то сейчас утверждаем: нет, не 80%, а 100%, просто кому-то еще не пришло время. Среди наших туристов нет ни одного человека, который бы сказал: «Я больше в речной круиз никогда не поеду».

 

Что вас подвигло возобновить круизы по рекам Сибири – последовали общему тренду на импортозамещение?

Мы были первыми, кто полностью зафрахтовал теплоход на Меконге, потом «сделали» Амазонку, Иравади, Ганг, в этом году планируем круиз по африканской реке Чобе. Мы шагали по планете, но мимо России. А тут рубль упал, кому-то выезд за рубеж запретили, кому-то – не рекомендовали, словом, стало понятно, что пришло время действовать. Что посмотреть, я знал, но на чем? Мы нашли флот, судовладельцы с нашей финансовой поддержкой и под гарантии загрузки модернизировали теплоходы. Мы заново создали туристические маршруты. Сложнее всего было работать с чиновниками, которые спрашивали: «А что у нас смотреть?» Некоторые требовали денег – так, за право посетить одну из областей каждый турист, по мнению местных властей, должен заплатить 50 тысяч рублей! Помогали нам менее 10% администраций.

Многие нас воспринимают скептически. Кто-то говорит: «Я поеду по России, если это будет стоить копейки». Но есть и те, кто понимает, что наш двухнедельный круиз стоит столько же, сколько двухдневная поездка в Москву с ночевкой в отеле 5* и ужином в ресторане.

 

Удалось ли вам заработать на российских круизах? Как вы решились на эту авантюру?

Работа любого туроператора – это риск, если вы не просто агент, реализующий продукт иностранных компаний. Мы формируем круизы сами – и по Европе, и на экзотических направлениях, и по России. Это большая ответственность. Туристы нередко считают, что «НИКА» просто получает деньги. Мне хочется их спросить: «А вы знаете, чьи это были бессонные ночи? Кто выбирал для вас подушки? Кто ездил на рыбзаводы, договаривался с поставщиками?»

Я не буду скрывать, что без международных круизов наша компания не могла бы «потянуть» российские. Убытки в размере 11 млн рублей за круизы по Оби и Иртышу мы надеемся компенсировать в ближайшие два года. Несмотря на вбросы негатива о том, что программы не состоятся, мы полностью выполнили все свои обязательства, у нас даже был круиз с восемью пассажирами на борту при 42 членах экипажа.

 

Согласны ли вы с мнением, что одна из причин кризиса в отрасли кроется в нежелании игроков «прыгать выше головы» – диверсифицировать бизнес, искать новые подходы, изобретать оригинальные программы?

Я считаю, что кризис в первую очередь возрастной. Настоящие профессионалы туризма – это, как правило, выходцы из «Бюро путешествий», «Интуриста» или «Спутника». Когда я туда пришел – я был очень юным, поэтому до сих пор полон сил и энергии. Кое-кто просто устал. Кризис в отрасли – это не вопрос экономики. Можно придумать более дешевые продукты и более дорогие, но надо вкладывать силы, очень много сил для того, чтобы твой бизнес работал, а все меньше людей готовы это делать.

Своей работой надо жить, она должна быть частью тебя. Многие завидуют нашим успехам, умению работать как в высоком ценовом сегменте, так и в среднем, наличию стабильной клиентуры. Но, позвольте, кто им не давал, например, провести подготовительную работу, составить маршрут, изучить водные пути и сделать круизы по Беларуси? Конечно, проще идти вслед за нами, чем изобретать что-то свое.

Я недавно побывал на корабле одной из европейских круизных компаний, с которой до этого мы не сотрудничали. Мне показали двухэтажную каюту. Когда я вышел, то сказал: «Я хочу с вами дружить, потому что вы предлагаете то, до чего другие не додумались». Секрет успеха прост: тот, кто трудится и не боится реализовывать самые смелые идеи, всегда получит результат.

 

Ожидаете ли вы планомерного сокращения числа игроков рынка – как операторов, так и агентств? Что думаете о новом отраслевом законе – видите ли в нем угрозу для турбизнеса?

Количество операторов уже сократилось практически в десять раз. Думаю, на рынке остались самые сильные и увлеченные своим делом игроки. А агентов может, напротив, стать больше за счет замещения фрилансеров, которые сейчас продают туры в баре или бане.

Что касается закона, то я считаю самой удачной моделью турбизнеса ту, что применяется в США и Германии. Там продажа тура осуществляется агентом от имени туроператора, при этом клиент платит оператору напрямую. Это легко делается с помощью платежных терминалов, а функции агента сохраняются: он так же выполняет свою работу по подбору тура и информированию клиента. Я считаю, что такая система взаимоотношений никого не ущемляет. Как только клиент оплатил тур, агент высылает нам отчет, и на следующий день мы готовы вернуть ему комиссию. В этом случае агент не может «крутить» деньгами и совершать мошеннические действия. Почему мы выступаем за такую модель? Потому что каждый год нам приходится выбивать из агентов деньги. Мне столько шуб в залог предлагали, что я давно мог бы открыть меховой салон! Появляются агенты, которые никогда с нами не работали, но вдруг присылают заявки по полмиллиона рублей. Как я могу взять на себя ответственность, я их даже в глаза не видел! Где моя гарантия? Я против депозитов, потому что для российского рынка это абсолютно нереальная система. В то же время мы готовы посодействовать агентам с установлением платежных терминалов.

 

Возвращаясь к круизам: вы утверждаете, что лично проинспектировали каждый из тех, что предлагаете туристам. Какой из них запомнился вам больше всего?

Я действительно опробовал все, что мы предлагаем, а также много того, что не предлагаем. Есть неповторимые круизы: в Антарктиду, в глубь Аляски, на мегаяхте по греческим островам. Я без ума от реки Янцзы в Китае, круизов по Иравади и Амазонке, мне очень нравится круиз по Сене, замки долины Рейна я видел десять раз и хочу увидеть одиннадцатый, я обожаю Европейский канал… Лучший круиз я никогда не смогу назвать.

 

Вы родились и выросли в Санкт-Петербурге. Что для вас этот город?

Да, я появился на свет в роддоме имени Снегирева на улице Маяковского, в самом центре, жил на площади Островского, в одной минуте ходьбы от Невского проспекта. Санкт-Петербург – это город, чей ритм на 100% совпадает с моим. В мире много прекрасных мест: мне нравится сидеть в бухте в Сиднее, я обожаю Форт-Лодердейл в Америке, улицы Праги, Монмартр в Париже, мосты в Порту, но мой дом – это Санкт-Петербург, это то место, куда я хочу возвращаться всегда.

 

Что вас мотивирует на новые достижения и открытия? Где ищете вдохновение?

Хотя мир уже не кажется таким большим, каким он казался двадцать лет назад, я люблю познавать его с профессиональной точки зрения. Я не тот повар, который любит есть, а тот, который любит готовить. К слову, я действительно люблю готовить, и часто мои друзья не понимают, как после целого дня в офисе или напряженной командировки я вдруг встаю к плите. А для меня это удовольствие, равно как и работа, которая хоть и отнимает много сил, делает меня по-настоящему счастливым человеком.


Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2021 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72