Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №6, Июль 2017
« Вернуться к журналу  

«Мне обязательно должно быть интересно»

Блистательный танцовщик, лауреат многих международных конкурсов, режиссер, продюсер, автор и вдохновитель проекта «Русские сезоны XXI века», председатель правления Благотворительного Фонда им. Мариса Лиепы Андрис Лиепа отметил в этом году свое 55-летие.

Андрис, вы часто повторяете, что балет для вас - огромная часть жизни. Благодаря ему вы объехали весь мир, в 1988 году став первым советским танцовщиком, которому правительство официально разрешило работать в иностранной труппе.

Свою карьеру я начал на сцене Большого театра, где в течение восьми лет – с 1980 по 1988 год – станцевал практически все ведущие партии. В то время выездная виза была только у меня и у пианиста Виардо. И я не остался на Западе и не попросил политического убежища. Понятно, что артисту хочется постоянно развиваться, осваивать новый репертуар. Я сам поступал так же: работал два года в американском балете у Барышникова, потом у Бежара. Но я вернулся, потому что понял: в России для меня самая благодатная почва. Как ни странно, но здесь в творческом плане я могу делать все, что хочу, а вот в США, при всем их демократическом строе, всегда находится человек, который стоит над тобой и диктует, что и как нужно делать.

Вы жили и работали во многих уголках земного шара, стали «человеком мира»...

Самые первые мои гастроли с труппой ГАБТ прошли по городам Польши: Варшава, Познань, Лодзь. Затем мы с моей партнершей Ниной Ананиашвили стали приглашенными артистами в труппе «Нью-Йорк сити балле». В том же 1988 году я начал работать в Америке, исполнив партию принца Зигфрида в новой постановке «Лебединого озера», осуществленной Михаилом Барышниковым,танцевал в «Ромео и Джульетте» Кеннета Макмиллана, «Скрипичном концерте» Джорджа Баланчина. После того как я вернулся в Россию, с Кировским балетом мы гастролировалив Париже, Лондоне, Вашингтоне и Токио, я выступалв театре«Ла Скала» с Карлой Фраччи, на сцене Парижской Оперы с ИзабельГирен, работал с Морисом Бежаром в Лозанне. Работал как приглашенный солист в Римской опере, Шведской опере и других прославленных балетных труппах. Но сколько бы я ни ездил, ни путешествовал, я всегда возвращался туда, где мне интереснее работать, – на родину.

Что балет дал вам? На какие жертвы ради него пришлось пойти?

Я не устаю повторять, что балет для меня – это огромная часть жизни. Человек, который заразился вирусом любви к балету, без этого уже жить не может. Мне он дает ощущение самовыражения,я искренне люблю свою профессию. Но, как любая работа, требующая самоотдачи, балет отнимает часть жизни, которая могла бы быть потрачена на семью, на отдых, на другие жизненные блага. На поездки в том числе.

Вы награждены высшей наградой Латвийской республики «Орденом трех Звезд» и всегда называли Латвию своей второй родиной. С 1997 года вы являетесь председателем правления Благотворительного фонда им. Мариса Лиепы и ежегодно организуетеконцерты в память отца в городах России и Латвии. Расскажите, почему.

Так случилось, что первым языком, на котором я заговорил, стал латышский.Я родился в Москве. Детство прошло на улице Неждановой, теперь Брюсов переулок. Но вскоре после моего рождения мама забеременела Илзе, и меня отправили в Ригу, где я прожил до трех лет. Когда сестра родилась и немного подросла, меня вернули обратно в Москву, и мне пришлось адаптироваться к новым условиям. Сегодня я регулярно посещаю Латвию и  считаю ее второй родиной.

В преддверии своего 55-летиявы реализовали много творческих проектов. Что в планах на будущее?

Кто-то шутит: круглый отличник, две пятерки. Чувствую, что сил много, творческих планов громадье. Так, на сцене Кремлевского дворца у меня прошел юбилейный вечер «Fiftyfive» с участием знаменитых исполнителей из России, Италии, Испании, Великобритании и Венгрии. Это родная, любимая мной сцена, с ней многое связано. Впервые я вышел на нее еще в 1971 году, будучи учеником балетной школы. Здесь мы ставили все премьеры «Русских сезонов». Также в атриуме Торговой галереи в Охотном Ряду в Москве у меня открылась выставка фотографий и личных сценических костюмов. В планах – переговоры в Италии по поводу выступления в честь Дягилева на открытой площадке в Венеции. В моей жизни случился прекрасный момент, когда мы с Ниной Ананиашвили танцевали в Венеции на площади Сан-Марко «Ромео и Джульетту». И я всегда мечтал приехать туда и сделать такой вечер, посвященный Сергею Павловичу. Наверное, не было человека, который бы сделал больше для пропаганды русской культуры на Западе. Его «Русские сезоны» начались с 1906 года, закончились в 1929-м, когда его не стало. А скончался он в Венеции, похоронен на острове Сан-Микеле. Там удивительное место. Когда я приехал в Венецию в первый раз, а это случилось на мой день рождения – 6 января1990 года, мой приятель отвез меня на этот островимени Святого Михаила Архангела. И, находясь в каком-то фантастическом состоянии, именно там, в маленькой этой часовне я принял решение, что из Америки уезжаю обратно в Россию и буду работать в Мариинке. Так вот Господь распорядился. Для меня это, конечно, уникальный момент в жизни. Несколько лет назад мы с Мишей Куснировичем и с «Черешневым лесом» ездили туда и восстановили все русские могилы. Венеция! Это удивительный, фантастический город, в который я буквально сейчас отправляюсь. Я бывал там в разное время года, а вот во время карнавала не приходилось, я – в предвкушении!

Какие еще городаособенно дороги для вас?

Я обожаю Италию. В свое время с Васильевым и Улановой мы объездили всю страну, более 20 городов. Я много работал во Флоренции, в Сполетто, маленьком городке, расположенномв итальянской провинции Перуджа. Очень полюбил Бари, хотя и был там один-единственный раз. Там проходит балетный конкурс, председателем которого является Нина, – для меня это интересная история. Особое место в моем сердце занимает Рим – в нем я прожил пять лет, работая в «Ла Скала». В итальянской столице я знаю практически каждую улочку, там очень много знаковых для меня мест.

Еще, пожалуй, Грузия, Тбилиси. Я остался в восторге от Тбилисского государственного театра оперы и балета имени Палиашвили, который не так давно был отреставрирован. Этот театр – настоящая жемчужина архитектуры. Построен в мавританском стиле, и вид фантастически красивый. Под старый Новый год мы в один день отметили десятилетие Общества друзей грузинского балета, мой день рождения и организовали новогодний бал. Было все, что нужно!

В области балета мы по-прежнему «впереди планеты всей»?

Ничего не изменилось. Мы – законодатели в этом виде искусства и лидеры! У нас блестящая школа и уровень исполнительского мастерства. Конечно, балет возник не в России, а пришел к нам из Франции, зародившись при этом в Италии. Но весь мир считает, что балет – это исконно русское, и наши великие танцовщики это постоянно подтверждают!

Покинув большую сцену, вы пробуете себя в разных жанрах искусства…

Есть хорошая фраза: «Я нахожусь в таком возрасте и в таком положении, когда могу себе позволить не делать того, чего не хочу». О себе могу сказать то же самое. Мне обязательно должно быть интересно. Я люблю все виды искусства и все жанры и постоянно меняю их. Мне не нравится зацикливаться на чем-то одном. В детстве я страстно увлекался лепкой, родители даже надеялись, что в семье растет великий скульптор. Для меня балет – это ведь своего рода ожившая скульптура. Я буквально лепил из себя танцовщика. Например, разрабатывал форму своей ноги с рельефной икрой, – специально подкачивал, будто лепил. В Нью-Йорке, получив травму и оказавшись на две недели в гипсе, я первым делом поехал в художественный салон и накупил глины, чтобы творить.Уйду на пенсию – отращу бороду и стану спокойно заниматься скульптурой. Может, даже сделаю выставку, с которой буду ездить по всему миру, кто знает.

Беседовала Татьяна Бутурлина


Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72