Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72

Горячая тема

Николай Королев
Заместитель руководителя Ростуризма
«В рамках ФЦП за шесть лет были поддержаны наиболее перспективные туристские дестинации»

Реализация отраслевой федерально-целевой программы не раз подвергалась критике со стороны Счетной палаты и профессионального сообщества. НИКОЛАЙ КОРОЛЕВ, заместитель главы Ростуризма, признает наличие сложностей и негативного опыта, но призывает обратить внимание на действительно стоящие проекты, которые появились благодаря совместной работе власти и бизнеса. В интервью «ТБ» он рассказывает, что представляет собой ФЦП сегодня, почему контроль над исполнителями программы будет ужесточен и стоит ли ожидать ее продолжения.

 

Николай Вадимович, Федеральная программа развития внутреннего и въездного туризма была принята пять лет назад. Как обстоит дело с ее выполнением сегодня? 

Сроки реализации программы были установлены с 2011 по 2018, сегодня на дворе 2016-й. Это значит, что экватор пройден, и основная ее задача на сегодня — завершение строительства и ввод в эксплуатацию тех объектов, которые начали возводиться еще в 2012–2013 годах. Задача — по возможности массовое распространение положительного опыта и вошедших в Программу регионов, и тех, что еще в программу не вошли. Некоторым понадобится для завершения строительства еще 2–3 года.  Если перейти на язык цифр, то сегодня мы создаём 56 кластеров в 43 субъектах РФ. 76 объектов обеспечивающей инфраструктуры и 154 объекта туристской инфраструктуры уже введены в эксплуатацию. Программа построена на принципах государственно-частного партнерства, на 1 рубль федеральных денег должно приходиться в среднем 2,3 — 2,5 рубля привлеченных средств, при этом обязательным условием является — софинансирование от субъекта – не менее 5%.

 

Конечно, на каждом этапе осуществления программы были свои трудности и нюансы. На первом, «образовательном», если хотите, этапе  важнее всего было научить регионы работать в условиях государственно-частного партнерства, то есть привлекать инвесторов на инвестплощадки, заключать с ними соглашения. Эта школа, включая школу негативного опыта — как не надо делать, уже пройдена.  И некоторые проекты из-за этого не состоялись. Например, в Ростовской области — это был один из первых отрицательных примеров такого рода. Кластер целиком остался на бумаге, не было вложено ни рубля, деньги от инвесторов регион вообще не брал, и никаких соглашений с ним заключено не было.

 

При этом вместе с некоторыми неудачами были и очевидные успехи. Белокуриха сегодня у всех на слуху. Псковский кластер. Рязанский проект. Огромный комплекс «Завидово» в Тверской области. В Ивановской области была долгая история с кластером в Плёсе, в настоящее время он вводится в эксплуатацию! Создание инвестиционной площадки идет параллельно с вложениями частных денег. За федеральные средства мы только строим инженерию, обеспечиваем энергетику, берегоукрепление, дорожное строительство. При этом мы не подменяем Минтранс — мы прокладываем только подъездные пути к объектам показа, размещения или развлечения.

 

Конечно, далеко не все субъекты федерации могут принять участие в ФЦП. Изначально мы  рассчитывали на ассигнования из бюджета порядка 90 млрд рублей, сегодня мы можем рассчитывать только на  25. Конечно, при таком сокращении мы на координационном совете вынуждены отбирать для включения только лучшие проекты. В целом за шесть минувших лет были в той или иной мере поддержаны наиболее перспективные туристские дестинации, и это говорит о том, что при отборе проектов прежде всего учитывалось их качество.

 

На сегодняшний день главная задача – это  ввести  в эксплуатацию уже начатые объекты. Это значит, что уже завтра они должны принимать туристов, работать, давать потоки и налоговые поступления, обеспечивать рабочие места.

 

В новых условиях мы имеем План действий Правительства Российской Федерации, направленный на обеспечение стабильного социально-экономического развития Российской Федерации в 2016 году, утвержденный 1 марта этого года премьер-министром. Там, в частности, есть пункт  22 — он посвящен поддержке внутреннего туризма. В условиях кризиса отрасль показала рост турпотоков, востребованность туристической инфраструктуры в России растет, и дело тут не только в мерах, принимаемых исполнительной властью, курсе доллара и евро, санкционных мерах и закрытии каких-то направлений, а в том, что прежде всего вырос интерес наших соотечественников к своей стране. И это лучшее доказательство того, что отрасль выступает одним из локомотивов импортозамещения.

 

Что является главными показателями эффективности Программы? 

Если кратко, то это дополнительные рабочие места,  создание дополнительных койко-мест — то есть строительство гостиниц, ввод в эксплуатацию новых кластеров, налоговые поступления в бюджет региона и, наконец, увеличение туристского потока в регион. 

 

Какие регионы наиболее преуспели в реализации Программы? 

Алтайский край, Рязанская, Амурская, Кемеровская области, Екатеринбург и Урал очень неплохо смотрятся — очень интересен проект «Соленые озера» в Оренбургской области.  Да в целом количество регионов, успешно реализующих ФЦП, в последнее время возросло.

 

Почему в России, прежде всего в центральной ее части, до сих пор имеются регионы с богатейшим историко-культурным наследием, в которых туризм, можно сказать, не развивается вообще? Например, Брянская, Курская области... 

Без фактора, непосредственно связанного с системой управления, тут не обойтись, иначе говоря, дело во многом в личности руководителя региона. Вот, например, соседняя с Курской Липецкая область — там создается два кластера, а губернатор Олег Королев лично занимается вопросами туризма, главы районов регулярно докладывают ему о развитии отрасли.  Цуканов, ныне уже бывший губернатор Калининградской области, опять-таки лично проводил здесь в Москве презентацию своего региона перед ведущими туроператорами. Ежегодно на выставке «Интурмаркет» глава Алтайского края Александр Карлин лично представляет туристский потенциал региона.

 

Так же обстоит дело в Республике Алтай. Даже сельское хозяйство в Республике Алтай развивают как отрасль, обеспечивающую туристов качественными продуктами. И глава республики представляет регион премьер-министру, прежде всего как туристскую дестинацию.  И понятно, в этих случаях результаты будут. 

 

Как соотносятся с ФЦП недавно вошедший в состав РФ Крым и те туристические маршруты, которые недавно были утверждены в качестве брендовых? Я имею в виду «Серебряное ожерелье России», «Русские усадьбы»... 

В Крыму, как и в некоторых регионах России, есть своя собственная федеральная целевая программа социально-экономического развития. В нее входит, в частности, и проект создания ряда туристических кластеров. Так что это вопрос не к нам, а скорее  к Министерству экономического развития. Но если Крым пожелает включить какие-то объекты в нашу программу, мы готовы пойти навстречу – проблемы нет. Более того, мы готовы оказать и оказываем на основе положительного опыта других регионов методическую помощь как успешно работать в рамках ФЦП.

 

Что же касается брендовых маршрутов... Я, например, хорошо помню проект «Серебряное ожерелье России», когда я работал в Министерстве культуры. Какова специфика этого маршрута, равно как и ему подобных? Это поездки от памятника к памятнику, от одного объекта туристской инфраструктуры к другому. А в  ФЦП, с одной стороны, нет межрегинальных кластеров.

 

C другой практически все области того же «Серебряного ожерелья» входят в нашу Программу — Вологодская, Новгородская, Псковская, Ленинградская, Республика Карелия. Мы поддерживаем прежде всего те проекты, которые направлены на создание хорошей, качественной туристической дестинации в данном конкретном регионе. А дальше уже он сам организовывает совместно с турбизнесом свою маршрутную сеть, и после этого в рамках еще одной важнейшей  задачи ФЦП мы занимаемся продвижением этих больших проектов.

 

Мы поддерживаем отдельные объекты или агломерации, как, например, Сергиев Посад, где в год бывает более 1,5 млн туристов. Сергиев Посад очень нуждается в инфраструктурной поддержке, наша задача состоит в том, чтобы турист туда не просто приехал, а переночевал там. Хотя бы сутки, а лучше трое. Пусть он купит именно там сувениры и именно там сходит в ресторан. То же самое во Владимире, в Суздале, где отличная экскурсионка и где хороший потенциал для дальнейшего развития туризма. То есть надо делать так, чтобы люди в каждом пункте того же Золотого кольца или «Серебряного ожерелья» оставались подольше, вот какая задача. А для этого мы в рамках ФЦП и создаем гостиничную инфраструктуру.

 

Как за годы осуществления Программы изменились отношения между ее основными исполнителями? 

В нынешнем году  особенно усилен контроль за эффективным использованием федеральных денег и за исполнением обязательств инвесторов. Если мы, условно говоря, даем 1 млрд рублей, пусть инвестор приносит 2,5. Это задача — «подтянуть» исполнение всех обязательств инвесторов –  главная для Ростуризма на 2016–2018 годы. Понятно, что на инвестплощадке надо сначала обеспечить инженерию, подтянуть теплосети и прочее, но когда всё это сделано, инвестор должен выполнить свои обязательства, что называется, на все сто и точно в срок. И в  большинстве случаев в рамках ФЦП инвесторы свои обязательства выполняют — это факт, о котором приятно говорить.

 

За эти годы все участники ФЦП начали более реально осознавать необходимые для ее осуществления сроки. Если речь идет о большом кластере, то средний срок его «завершаемости» не 2–3 года, а 4–5 лет. Поначалу предлагали, скажем, начать проект в 2011-м году, а завершить в 2013-м. Опыт же на деле показал,  что так не бывает. И сроки реализации под обязательства субъектов бывало несколько раз откладывались, и субъекты заключали соглашения с инвесторами о дополнительном финансировании... И оставшиеся до окончания срока действия ФЦП годы будут годами особо жесткого контроля за обязательствами всех ее участников.

 

Будет ли у программы продолжение? 

Да, поручение президента по этому поводу есть. На Госсовете, который проходил в Крыму, рассматривалась, во-первых, возможность ее дополнительного финансирования на 2017–2018 годы, а во-вторых, — возможность ее продления — в том случае, если будет достаточное количество качественных проектов.

Есть потребность, есть и значительный интерес, есть востребованность такого продления у субъектов федерации. Они научились, они вошли во вкус, они приходят и говорят: у нас есть инвесторы, давайте делать такой-то и такой-то проект. Ничего подобного в 2011-м году, между прочим, не было. А сейчас есть!

 

Сейчас, как известно, Министерство финансов всем желающим предлагает ответить на вопрос,  что — точнее, какие города должны быть изображены на новых купюрах в 200 и 2000 рублей. Как этот опрос можно использовать в интересах туризма? Ведь не зря говорят, что лучший сувенир из Ярославля — это тысячерублевка...

А соответствующий «сувенир» из Хабаровска? Правильно говорите. Купюры — это тоже инструмент, тоже технология продвижения. На них могут быть изображены крупные инфраструктурные объекты — как, скажем Коммунальный мост в Красноярске. Памятники культурно-исторического наследия — Большой театр, Соловецкий монастырь. Так почему бы таким же образом не прорекламировать главные туристические дестинации и удавшиеся проекты в туристической сфере, скажем сочинский «Роза хутор»? Вполне возможно.

 

 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72